Удаление бранхиогенной кисты


БРАНХИОГЕННАЯ КИСТА — Большая Медицинская Энциклопедия

БРАНХИОГЕННАЯ КИСТА (греч, branchia, мн. ч., жабры, жаберные щели + gennao порождать; син. боковая жаберная киста) — ретенционная киста, формирующаяся из жаберных свищей, образовавшихся в результате порока развития — частичного незаращения жаберных щелей. Бранхиогенные кисты возникают на ранних этапах (3—9-я неделя) внутриутробного развития зародыша. К этому времени у зародыша между пятью жаберными дугами имеются внутренние (энтодермальные) карманы и наружные (эктодермальные) бороздки. В течение нескольких дней они превращаются в узкие ходы, которые, за исключением первой пары, постепенно исчезают. В редких случаях процесс инволюции этих каналов бывает неполным, и они превращаются в свищи: наружный, эктодермальный, открывающийся на боковой поверхности верхней части шеи, и внутренний, энтодермальный, открывающийся в глотку, реже в гортань или трахею. Вторые концы тех и других свищей слепо кончаются в мягких тканях шеи. Такие свищи называются неполными, в отличие от полных, образующихся при слиянии внутреннего и наружного свищей в результате исчезновения разделяющей их запирательной пластинки, состоящей из сомкнутых листков энто- и эктодермы. В некоторых случаях оба конца свища остаются закрытыми. Из таких замкнутых свищей в дальнейшем формируются кисты. Главное значение в образовании кист придается остаткам вторых и третьих жаберных карманов и бороздок. Топография, гистологическое строение и содержимое кист зависят от свищей, из которых они происходят: из наружного свища образуется более подвижная киста, расположенная ближе к поверхности, кнутри от грудино-ключично-сосцевидной мышцы; подобно названному свищу она выстлана ороговевающим многослойным плоским эпителием, под к-рым нередко встречаются дериваты кожи; содержимое ее — атероматозная масса, иногда с примесью волос (дермоидная Бранхиогенная киста). Киста, происходящая из внутреннего свища, лежит глубже, менее подвижна, выстлана, как и соответствующий свищ, многорядным цилиндрическим, обычно мерцательным, реже неороговевающим плоским эпителием. В подэпителиальном слое кист почти всегда находится в большем или меньшем количестве лимфоидная ткань, часто имеющая строение типичного лимф, узла. Энтодермальная киста содержит серозную или слизистую жидкость.

Механизм развития жаберных щелей и кист очень сложен, во многих деталях еще неясен. Изложенное выше в схематическом виде представление о морфогенезе Б. к. сложилось в результате эмбриологических исследований 19 в. В начале 20 в. Р. И. Венгловский выступил с другой концепцией: согласно его данным, источником происхождения этих кист являются остатки зобно-глоточного канала. Этот взгляд, позднее поддержанный Мейером (H. W. Meyer), не получил широкого признания. В последнее время Кингом, Баскаром, Литтлом (E. S. King, S. N. Bhaskar, J. W. Little) и др. выдвинута новая концепция, связывающая морфогенез боковых шейных кист с пороком развития лимф, узлов верхней части шеи — включением в них в эмбриональном периоде элементов эпителиальной ткани, в частности отщеплений из слюнных желез. Разрастание этих эпителиальных комплексов ведет впоследствии к формированию кист. Критики бранхиогенной теории предлагают заменить название «бранхиогенная киста» другим — «врожденная боковая шейная киста» (Р. И. Венгловский) или «боковая лимфоэпителиальная киста шеи» (Кинг).

Близкое генетическое отношение к Б. к. имеет редкая доброкачественная опухоль, описанная Л. В. Соболевым и другими авторами под названием «бранхиогенная сосочковая цистоаденолимфома» или «бранхиома».

Клиническая картина

Б. к. не имеет типичных симптомов и только в редких случаях, когда кисты достигают значительных размеров, смещая гортань, пищевод, сосудисто-нервный пучок, наблюдаются затруднения дыхания и дисфагия. Б. к. представляет собой округлое образование плотноэластической консистенции размером 4—5 см, располагающееся по внутреннему краю грудино-ключично-сосцевидной мышцы, ближе к углу нижней челюсти. Киста подвижна, безболезненна при пальпации; кожа над ней не изменена. Воспаление является наиболее частым осложнением Б. к. и обычно связано с наличием тонких свищевых ходов, по к-рым киста сообщается с глоткой. В таких случаях развивается абсцесс шеи и после затихания воспаления формируется свищ.

Б. к. обычно диагностируется в детском возрасте и, как исключение, в пожилом возрасте и у новорожденных.

Дифференциальный диагноз

Б. к. имеют сходную клиническую картину с кистозной лимфангиомой. Иногда только гистологическое исследование позволяет уточнить диагноз. Инфицированную кисту дифференцируют с гнойным неспецифическим лимфаденитом: анамнестические данные помогают выявить существование кистозного образования до начала воспаления. В таких случаях показано оперативное лечение. В отличие от лимфаденита, после вскрытия кисты на месте разреза сформировывается свищ. В ряде случаев приходится дифференцировать Б. к. также с бранхиогенной карциномой, метастазами в лимф, узлы шеи, лимфогранулематозом, опухолями каротидной, щитовидной и околощитовидных желез, тератомами шеи, аневризмами сосудов, липомами, абсцессами и т. д. Пункция кисты обычно помогает установить диагноз путем микроскопического и хим. исследования содержимого. Особенно характерно для Б. к. наличие эпителиальных клеток в пунктате.

Бранхиогенные свищи нередко выявляются вскоре после рождения ребенка. При полных свищах наружное отверстие локализуется по медиальному краю грудино-ключично-сосцевидной мышцы; внутреннее — расположено за задней небной дужкой на уровне нижнего полюса миндалины. При неполных свищах отверстие чаще открывается снаружи. Отделяемое — слизистое или гнойное, обильное. Свищевой ход прощупывается в подкожной клетчатке в виде плотного тяжа.

Дифференцировать бранхиогенные свищи приходится со свищами туберкулезной этиологии или возникающими в связи с хроническим остеомиелитом нижней челюсти.

Уточнению диагноза помогает фистулография (см.), а при полных широких свищах — введение красящего вещества. Появление краски в полости глотки говорит о врожденном характере заболевания.

Рентгенодиагностика бранхиогенных кист и свищей

Рис. 1. Боковая бранхиогенная киста, заполненная йодолиполом (на рисунке — светлые пятна): 1 — рентгенограмма в передней проекции; 2 — рентгенограмма в боковой проекции.

На обычных и послойных рентгенограммах шеи Б. к. не дает ясного изображения. Лишь при значительной величине кисты может определяться изменение нормальной структуры мягких тканей шеи. Рентгенологическое исследование приобретает важную роль при наличии наружного свища, обусловленного Б. к. В этих случаях через наружное свищевое отверстие вводят контрастное вещество, нагретое до t° 30—33°. Введение контрастной массы облегчается при наличии второго, внутреннего свища или при поверхностно расположенной кисте. После окончания введения производят переднюю и боковую рентгенограммы шеи (рис. 1) в сидячем положении исследуемого.

Фистулограммы позволяют установить направление, калибр и протяженность свищевого хода, местоположение, форму и размеры Б. к. и ее топографические отношения с органами шеи (глоткой, гортанью, трахеей). Эти данные необходимы для точной топической диагностики и выбора метода оперативного вмешательства.

Лечение

Лечение Б. к. и свищей только хирургическое. Операцию проводят под эндотрахеальным наркозом. Специальной подготовки обычно не требуется.

Иссечение Б. к. производят через поперечный разрез. Кисту осторожно отпрепаровывают (не вскрывая) от фасциального влагалища крупных сосудов. Затем полностью выделяют соединительнотканный тяж, идущий в глубину шеи. В ряде случаев для этого приходится пользоваться дополнительным разрезом по краю нижней челюсти (см. ниже). После удаления кисты рану послойно ушивают.

Рис. 2. Операция иссечения бранхиогенного свища шеи (вверху слева — овальный разрез кожи, включающий свищевой ход): 1 — через дополнительный разрез у угла нижней челюсти выведена мобилизованная часть свищевого хода; 2 — в просвет введен зонд (внизу рисунка), по которому произведена отсепаровка, свищевой ход перевязан.

Операцию иссечения бранхиогенного свища начинают с овального иссечения наружного отверстия (рис. 2). Затем выделяют свищевой ход, осторожно отсепаровывая его от плотных сращений с влагалищами крупных сосудов шеи. Для облегчения дальнейших манипуляций производят дополнительный разрез у угла нижней челюсти (над проекцией свища), куда выводят мобилизованную часть свищевого хода.

Затем в просвет свища вводят пуговчатый зонд, по которому отсепаровывают свищевой ход возможно ближе к глотке, перевязывают кетгутовой нитью и отсекают. При широких полных свищах проксимальную часть их на зонде выворачивают в полость глотки, отсекают, а образовавшееся отверстие ушивают. Рану зашивают наглухо.

В послеоперационном периоде назначают на 5—6 дней антибиотики широкого спектра действия и физиотерапевтические процедуры (токи УВЧ). Швы снимают на 8—9-й день. Дети нуждаются в диспансерном наблюдении 6—12 мес., т. к. при нерадикальном проведении операции могут возникнуть рецидивы.

Библиография: Абрикосов А. Частная патологическая анатомия, с. 81, М., 1947; Баиров Г. А. Врожденные кисты и свищи шеи, в кн.: Хирургия пороков развития у детей, под ред. Г. А. Баирова, с. 94, Д., 1968; Всигловский Р. И. О боковых (так называемых жаберных) свищах и кистах шеи, Труды 7-го съезда российских хир., с. 191, Спб., 1908; Лурье Т. М. и Молоков С. А. К хирургическому лечению врожденных свищей и кист шеи, Хирургия, № 3, с. 63, 1961, библиогр.; Орлов В. С. К методике хирургического лечения боковых свищей шеи, Вестн, хир., т. 101, № 10, с. 118, 1968; он же, О методике фисту-лографии при врожденных боковых свищах шеи большой длины, там же, т. 100, № 2, с. 28; Bhaskar S. N. a. Bernier J. L. Histogenesis of branchial cysts, Amer. J. Path., v. 35, p. 407, 1959; Сaffey J. Pediatric X-ray diagnosis, Chicago, 1967; Kaufmann E. Lehrbuch der speziellen pathologischen, Anatomie, Bd 2, T. 3, S. 1488, B., 1960; Little J. W. a. Rickies N. H. The histogenesis of the branchial cyst, Amer. J. Path., v. 50, p. 533, 1967; Meyer H. W. Congenital cysts and fistulae of the neck, Ann. Surg., v. 95, p. 226, 1932.


xn--90aw5c.xn--c1avg

Боковая киста шеи | Компетентно о здоровье на iLive

Лечение боковой кисты шеи

Единственным общепринятым методом, который предполагает лечение боковой кисты шеи, является операция. Оперативное лечение проводится как в стационарных условиях, так и амбулаторно, все зависит от таких факторов:

  • Период диагностирования, определения боковой кисты. Считается, что чем раньше она будет выявлена, тем успешнее и результативнее считается ее лечение.
  • Возраст больного. Тяжелее всего оперируются маленькие дети в возрасте до 3-х лет. Такие операции показаны при кистах большого размера, угрожающих процессу дыхания и вызывающих общую интоксикацию организма.
  • Размер опухоли. Кисту показано оперировать, когда ее размеры превышают 1 сантиметр в диаметре.
  • Локализация боковой кисты. Чем ближе она расположена к крупным сосудам, нервам, тем сложнее и объемнее оперативное вмешательство.
  • Форма кисты – воспаленная, с нагноением.
  • Осложнения, сопровождающие развитие кисты. Сопутствующий абсцесс или флегмона требуют дополнительного противовоспалительного лечения.
  • Вид свища, который в большинстве случаев выявляется при оперативном удалении кисты. Неполный или полный свищ сложен в лечении, так как имеет ходы, тесно соприкасающиеся с глоткой, магистральными сосудами, подъязычной костью.

При удалении бранхиогенной кисты проводится радикальное препарирование всех свищевых ходов, тяжей, вплоть до части подъязычной кости. В некоторых случаях параллельно проводится и тонзилэктомия. Тщательное и полное удаление всех частей кисты приводит к спешному результату, рецидивы возможны только в случае неполного иссечения свищевого хода или при пролиферации эпителия кисты в близлежащие ткани.

Воспаленные, нагноившиеся кисты не оперируют, их предварительно лечат консервативными методами, в том числе с помощью антибактериальной терапии. После стихания воспалительной симптоматики, достижения стадии ремиссии кисту можно удалять.

Удаление кисты боковой шеи

Удаление кисты, в том числе боковой кисты шеи – это наиболее распространенный метод лечения доброкачественных кистозных опухолей. Оперировать бранхиогенную кисту необходимо как можно раньше, не дожидаясь ее воспаления, нагноения и соответствующих осложнений. Даже при условии самопроизвольного прорывы гной в виде вскрывшегося наружного абсцесса, ранее удаление кисты помогает избежать риска ее малигнизации. Кроме того, рубцы, оставшиеся после вскрытия гнойника, значительно осложняют неизбежное оперативное вмешательство в перспективе, так как технически иссечь подобную опухоль будет уже труднее.

Удаление боковой кисты шеи предполагает ее радикальное иссечение, включающее и фистулу. Чем тщательнее будет удалены все части эпителиальной ткани опухоли, тем меньше риск рецидивирования кисты, частота которого составляет 10 случаев на каждые 100 операций. Процесс удаления жаберных новообразований довольно сложен, что объясняется анатомической связью кисты с такими важными частями шеи и тела в целом: 

  • arteria carotis externa - сонной артерией.
  • нервными узлами.
  • venae jugulares - яремными венами.
  • подъязычной костью.
  • musculus sternocleidomastoideus – грудинно-ключично-сосцевидной мышцей.
  • processus styloideus - шиловидным отростком.

В ходе процедуры нередко приходится удалять и часть os hyoideum - подъязычной кости, и миндалины и даже резецировать часть яремной вены, соприкасающейся со свищевым ходом. Все это говорит о сложности и серьезности оперативного вмешательства, хотя подобные процедуры относятся к категории «малой» хирургии. Следует отметить, что современное оборудование, инструменты и новые оперативные техники позволяют удалять боковые кисты даже у маленьких детей, если раньше, всего 15 лет назад, кистэктомия проводилась только после 5-летнего возраста, в настоящее время киста иссекается даже у трехлетних малышей. Максимальная анестезия – местная или общий наркоз, минимальная травматичность во время операции позволяет пациентам восстанавливаться в кратчайшие сроки, косметический разрез практически незаметен, а рубец быстро рассасывается, практически не оставляя следа.

Операция при боковой кисте шеи

Операция по удалению бранхиогенной кисты проводится пациентам, начиная с 3-хлетнего возраста. Объем оперативного вмешательства, его продолжительность определяется клинической картиной заболевания и результатами диагностического обследования.

Операция при боковой кисте шеи в настоящее время не считается сложной, однако требует внимательности, поскольку любая отставшая часть эпителия опухоли может впоследствии спровоцировать рецидив, следовательно, и повторное хирургическое лечение.

Общая схема операции такова: 

  • После подготовки пациента проводится анестезия, чаще всего интубация трахеи (эндотрахеальный наркоз).
  • В свищ водится окрашивающее вещество для уточнения и визуализации его хода. Реже в свищ вводится зонд, это показано при полных фистулах с широкими протоками.
  • Разрез проводится вдоль условных линий на коже шеи, показывающих расположение коллагеновых соединительных пучков (линии Лангера). Это обеспечивает минимальную травматизацию кожных покровов – косметический надрез.
  • При выявлении свища разрезают его выходящее наружное отверстие, а на сам свищ накладывают удерживающий шов (лигатуру).
  • Ткани шеи рассекаются послойно до достижения свищевого хода, который попутно определяют пальпацией.
  • Свищ мобилизируют, выделяют в краниальном направлении (вверх, к черепу, к слуховому каналу), продолжая процесс через бифуркацию сонной артерии в направлении к fossa tonsillaris – миндаликовой ямке. В этой зоне свищ лигируют (перевязывают) и отсекают.
  • Довольно часто в ходе удаления боковой кисты требуется два разреза, которые после процедуры ушивают субэпидермальными мелкими швами.
  • Исключительно редко в ходе операции используется биполярная электрокоагуляция, ее не рекомендуется применять при удалении кисты у маленьких детей в связи с тесной анатомической связью опухоли и сосудистой системы.
  • В осложненных случаях, при боковой кисте и фистуле, локализованных близко к небным миндалинам показана параллельная тонзилэктомия.

Операция при боковой кисте шеи длится от получаса до часа в зависимости от возраста пациента и сложности процедуры. После удаления кисты, как правило, проводится антибактериальное противовоспалительное лечение, назначаются физиотерапевтические процедуры – микротоки, УВЧ. Операционные швы снимаются спустя 5-7 дней, диспансерное наблюдение проводится в течение года для исключения рецидивирования процесса.

ilive.com.ua

Клинико-морфологическая характеристика бранхиогенных кист шеи

Библиографическое описание:

Новикова Е. А., Садреева А. Д., Жидкова М. А. Клинико-морфологическая характеристика бранхиогенных кист шеи // Молодой ученый. — 2019. — №30. — С. 32-34. — URL https://moluch.ru/archive/268/61825/ (дата обращения: 20.02.2020).



Цель исследования: Изучить особенности клинико-морфологического строения бранхиогенных кист шеи и проанализировать их частот встречаемости.

Материалы иметоды: Был собран и проанализирован архивный материал за пятилетний период (2013–2017 гг.) на базе патологоанатомического отделения ГКБ № 1. Проведено клинико-морфологическое исследование 87 бранхиогенных кист шеи, с учетом локализации кист, пола и возраста людей.

Обсуждение: До настоящего времени ведутся споры между учеными и не окончательно выяснен гистогенез врожденных боковых и срединных кист шеи. Многие авторы считают, что они образуются из остатков жаберных щелей, связанной с эмбриональной дисплазией зародышевых тканей. Известно, что морфогенез бранхиогенных кист шеи связан с образованием жаберного аппарата. Жаберный аппарат состоит из пяти пар жаберных дуг, жаберных карманов и жаберных бороздок. Участки мезенхимы, которые располагаются между жаберными карманами и бороздками, разрастаются и образуют возвышения, называемые жаберными дугами, которые расположены на передней поверхности шеи эмбриона. В процессе развития зародыша человека 4-я и 5-я жаберные дуги, 4-й жаберный карман и 2, 3, 4, 5-я жаберные щели редуцируются. В процессе эмбриогенеза в период с 3-й по 5-ю неделю хрящи трансформируются в различные таки лицевой части головы и шеи, замедление редукции в это время приводит к образованию закрытых полостей. В тоже время ряд ученых рассматривают другой вариант происхождения бранхиогенных кист шеи — рудимент ductus thymopharyngeus (зобно — глоточного протока). В норме на 5-ой недели эмбриогенеза проток редуцируется, а просвет его облитерируется. Из-за неравномерные облитерации протока, могут образовываться пустоты, из которых и образуются бранхиогенные кисты шеи. Исследователи, которые предположили данную гипотезу, считают, что причиной возникновения кист является порок развития лимфатических узлов верхней трети шеи. В эмбриональном периоде происходит включение элементов эпителиальной ткани, разрастание которых и приводит к формированию кист. Существует и 3-ья точка зрения на формирования бранхиогенных кист — из остатков ductus thyreoglossus (щитовидно-язычного протока). Киста на шее у ребенка может быть выявлена в раннем возрасте, но также нередки случаи латентного течение процесса, когда опухоль диагностируется в более позднем возрасте. Этиология кист шеи на сегодняшний день не ясна, по имеющимся сведениям, она, скорее всего, имеет генетическую природу. Киста на шее у ребенка может быть обусловлена наследственным фактором. Частота определения врожденных кист шеи по возрастным этапам:

– 2 % — возраст до 1 года

– 3–5 % — возраст от 5 до 7 лет

– 8–10 % — возраст старше 7 лет.

Небольшой процент раннего выявления кист в области шеи связан с их глубоким расположением, бессимптомностью развития и длительным периодом формирования шеи как анатомической зоны. Чаще всего кисты в клиническом смысле дебютируют в результате острого воспалительного процесса или травмы шеи. При таких провоцирующих факторах киста начинает воспаляться, увеличиваться и проявляться симптоматикой — болью, затруднениями в дыхании, приеме пищи, реже — изменениями тембра голоса.

Боковые кисты располагаются непосредственно на сосудисто-нервном пучке шеи на уровне бифуркации общей сонной артерии. Боковые кисты шеи, как правило, особых неудобств ребенку не причиняют. Лишь при значительном увеличении или нагноении они могут затруднять прием пищи, вызывать боли, оказывая давление на сосудисто-нервный пучок шеи. Боковые кисты шеи могут нагнаиваться. В этих случаях киста быстро увеличивается в объеме за счет скопления в ее полости гнойного экссудата, становится болезненной и плотной на ощупь. Лимфатические узлы шеи увеличиваются, пальпация становится болезненной. Патологическая анатомия. Стенка боковой кисты состоит из плотной волокнистой соединительной ткани, выстланной многослойным плоским неороговевающим эпителием (эктодермальное происхождение) или многорядныи цилиндрическим эпителием (энтодермальное происхождение кисты). В толще оболочки располагается лимфоидная ткань в виде фолликул.

Срединные кисты шеи образуются на любом уровне щитовидно-язычного протока — от слепого отверстия в области корня языка до перешейка щитовидной железы. В зависимости от локализации различают кисты корня языка, срединные кисты шеи в области подъязычной кости. Боли чаще всего появляются при нагноении кисты. В этих случаях могут быть затруднены глотание и дыхание. Кисты, расположенные в области подъязычной кости, мягко-эластичной консистенции, округлой формы, подвижность их ограничена из-за связи с телом подъязычной кости. Смещаются они только вверх, вслед за подъязычной костью при глотании.

Патологическая анатомия.Внутренний слой оболочки кисты выстлан разным эпителием (многослойным плоским, переходным, цилиндрическим, недифференцированным, зародышевым). Под действием воспаления эпителий может частично погибнуть и заместиться соединительной тканью. Просветы протоков сужаются, облитерируются, появляются боковые ответвления. В стенке кисты и свищей можно обнаружить скопление лимфоидной ткани, слизистые железы, очень редко ткань щитовидной железы.

Дифференцировать боковые кисты шеи следует с лимфаденитами, лимфангиомой, кавернозной гемангиомой, лимфосаркомой, аневризмой сосудов, опухолями околоушной и поднижнечелюстной слюнных желез (при проведении дифференциальной диагностики целесообразны пункция и цитологическое исследование пунктата).

Лечение кисты шеи у ребенка проводится оперативным путем с 2–3-х лет, если образование угрожает процессу дыхания, операцию проводят вне зависимости от возраста. Сложность хирургического вмешательства заключается в возрасте маленьких пациентов и анатомическом соседстве кисты с важными органами, сосудами. Именно поэтому частота рецидивов после операции в период до 15–16 лет очень высока — до 60 %, что нехарактерно для лечения взрослых больных. Кроме того, боковые кисты на шее у детей реже малигнизируются, по статистике только в 10 % из всех клинических случаев. У взрослых пациентов старше 35 лет частота перерождения кисты шеи в злокачественный процесс достигает соотношения на каждые 100 случаев приходится 25 диагнозов онкологического заболевания.

Нами проведено клинико-морфологическое исследование 87 наблюдений бранхиогенных боковых и срединных кист шеи. Боковые кисты шеи встречались чаще (85 %), чем срединные кисты шеи (15 %). Боковые кисты шеи встречаются одинаково часто как среди мужчин, так и среди женщин — соотношение 50 % — 50 % (37 мужчин и 37 женщин имели боковые кисты шеи в возрасте от 17 до 69 лет). Срединные кисты шеи встречаются чаще у мужчин, чем у женщин (соотношение 67 % — 33 %).

Боковые кисты шеи были выявлены у 74 больных. В большинстве случаев они представляли собой округлое или овальное образование (иногда имелась капсула), плотноэластической консистенции, размеры кист колебались от 1,0 х 0, 7 до 6,0 х 3,5 см. Все боковые кисты шеи были однокамерными. В одних наблюдения в просвете кист шеи определялись желто-коричневые замазкообразные массы. В просвете других — густое вязкое гнойное содержимое. При гистологическом исследовании в 3-х случаях в стенке бранхиомы был обнаружен рост плоскоклеточного ороговевающего рака. В 12 наблюдениях отмечалось образование лимфоидных фолликулов с центрами роста. В одной боковой кисте шеи среди фиброзной ткани выявилась полость, заполненная геморрагическим содержимом. Срединные кисты шеи были диагностированы у 13 больных. 12 из них были однокамерными, 1 срединная киста — многокамерной, их размер колебался от 1,2 х 0,5 до 5, 8 х 4, 0. Они располагались по средней линии шеи между корнем языка и перешейком щитовидной железы. При гистологическом исследовании в 1ом случае была выявлена соединительная ткань с выраженным полнокровием и очаговой преимущественной периваскулярной лимфоплазмоцитарной инфильтрацией, в других полях зрения — жировая ткань, инфильтрированная кровью и мышечная ткань. На размере имелась полость со студенистым содержимом. В одном из образцов обнаружена соединительная ткань и фолликулы щитовидной железы, различных форм и размеров. У 2 больных диагностировали срединный свищ шеи, который имел вид длинного фиброзного тяжа, диаметром 0,5 см с фрагментами подъязычной кости. Расхождение между клиническими и патологоанатомическими диагнозами отмечалось у 17 % больных.

Выводы: Полученные в ходе анализа данные свидетельствуют, что боковые кисты шеи встречаются чаще, чем срединные. Среди боковых кист шеи отмечена одинаковая частота встречаемости, как среди мужчин, так и среди женщин; а срединные кисты чаще встречаются у мужчин в возрасте от 17 до 69 лет. Результаты проведенного исследования будут способствовать более ранней и достоверной диагностики бранхиогенных кист шеи, их лечению и профилактике возможных осложнений.

Литература:

  1. Струков, А. И. Патологическая анатомия: учебник/ А. И. Струков, В. В. Серов; под редакцией В. С. Паукова. — 6-е изд. — М.: ГЭОТАР — Медиа, 2013. — 880 с.
  2. Стоматология детского возраста. Учебник в 3х частях. Часть 2. Хирургия. М.: ГЭОТАР — Медиа. Топольницкий О. З., 2015. — 320 с.
  3. Стоматология детского возраста. — Изд. 5-е, перераб. и доп. — М.: Медицина, Персии Л.С, Елизарова В. М., Дьякова СВ. 2003. — 640 с.
  4. Хирургические болезни детского возраста. В 2х томах. Том 1. Исаков Ю. Ф. М.: ГЭОТАР — Медиа, 2004. — 632 с.

Основные термины (генерируются автоматически): боковая киста шеи, срединная киста шеи, киста шеи, подъязычная кость, щитовидная железа, киста, соединительная ткань, патологическая анатомия, жаберный аппарат, щитовидно-язычный проток.

moluch.ru

Бранхиогенная киста

Бранхиогенная киста (боковая жаберная киста) — это врожденная киста шеи, возникающая из остатков существовавших в эмбриональный период жаберных карманов; располагается у внутреннего края грудино-ключично-сосковой мышцы на боковой поверхности шеи в виде флюктуирующей  опухоли. Достигая  значительных размеров (рис.), бранхиогенная киста может сдавливать гортань, трахею, сосудисто-нервный пучок. При нагноении бранхиогенной кисты  и самостоятельном ее вскрытии образуются незаживающие боковые свищи (жаберные свищи, или фистулы), из которых выделяется серозно-слизистая жидкость. Иногда возникает воспаление окружающих тканей. При длительном существовании бранхиогенной кисты возможно ее злокачественное перерождение (см. Бранхиогенный рак).

Лечение бранхиогенной кисты и свищей только оперативное (удаление). Консервативное лечение в виде прижигания или выскабливания свища острой ложкой не эффективно.

Бранхиогенная киста (от греч. branchia — жабры, жаберные щели и genos — происхождение) — киста, образующаяся из замкнутого с обеих сторон бранхиогенного бокового свища (жаберный свищ, или жаберная фистула). Последний представляет собой сохранившийся во внеутробном периоде остаток одного из жаберных карманов. Расположение канала свища и уровень его выходного отверстия определяются тем, образован он из II или из III жаберного кармана. Различают полный и неполный бранхиогенные свищи. Полный имеет два отверстия — внутреннее на боковой поверхности глотки, гортани или трахеи и наружное на коже соответствующей половины шеи вдоль грудино-ключично-сосковой мышцы. Чаще встречаются неполные жаберные свищи, при закрытии отверстия которых и образуется бранхиогенная киста.

Бранхиогенный свищ и бранхиогенная киста изнутри выстланы цилиндрическим мерцательным или многослойным плоским эпителием; в субэпителиальной ткани лимфатическая ткань в виде фолликулов, даже с центрами размножения, что объясняется обилием лимфатической ткани в первичной эмбриональной кишке, являющейся источником образования жаберных карманов. Наличие лимфатической ткани в бранхиогенной кисте служит признаком, отличающим их от срединных свищей и кист шеи, генетически связанных с пороком закладки щитовидной железы. Бранхиогенные кисти и свищи могут воспаляться, а также служить источником развития опухолей: бранхиогенной сосочковой цистаденолимфомы типа тератомы и бранхиогенного рака (см.). См. также Жаберные дуги, щели.

Клиника бранхиогенных кист и свищей. Бранхиогенные свищи располагаются на боковой поверхности шеи в треугольнике, ограниченном средней линией шеи, внутренним краем грудино-ключично-сосковой мышцы и ключицей, бранхиогенные кисти — между грудино-ключично-сосковой мышцей и гортанью. Вверх бранхиогенные кисты могут доходить до шиловидного отростка, кзади до глотки, книзу до яремной вырезки грудины. Кисты имеют округлую форму, стенки их нередко интимно спаяны с сосудистым пучком, но кожа над ними не изменена и подвижна. Консистенция бранхиогенной кисты эластична, иногда удается уловить флюктуацию.

Отверстие бранхиогенного свища располагается по внутреннему краю грудино-ключично-сосковой мышцы, обычно на дне воронкообразного втяжения кожи. Из свища выделяется, как правило, небольшое количество слизистой жидкости, но иногда выделения настолько обильны, что возникает мацерация кожи и экзема. Тщательной пальпацией свищевой канал определяется в виде плотного тяжа, который начинается от отверстия и теряется в глубине. Свищевой канал обычно идет вглубь к глотке или к задней поверхности грудины. Протяженность и направление свищевого канала устанавливают осторожным зондированием тонким пуговчатым зондом или фистулографией.

Распознавание бранхиогенных свищей обычно нетрудно. В тех случаях, когда свищ развивается после прорыва бранхиогенной кисты, его можно смешать с гнойным свищом при лимфадените, но характер отделяемого и гистологическое исследование внутренней стенки свища позволяют поставить правильный диагноз. При диагностике бранхиогенной кисты необходимо исключить лимфангиому, кровяную кисту, бурсит, натечный туберкулезный гнойник, лимфаденит, саркому и т. д. Большое значение для диагноза имеет пункция и исследование полученного содержимого.

Лечение бранхиогенной кисты и свищей только оперативное — удаление всей кисты или всего свищевого канала так, чтобы не осталось даже небольшого участка эпителиальной ткани, так как это обычно ведет к рецидиву.

Операция, особенно при длительно существующих свищах, оказывается нелегкой из-за их интимной связи с крупными сосудами шеи. Иногда необходимо перевязывать и резецировать вместе со свищевым каналом часть яремной вены. Следует помнить, что бранхиогенный свищ может образоваться из железистых остатков ductus thymopharingeus; в этих случаях свищевой канал направлен к грудине (Венгловский).

www.medical-enc.ru

Бронхогенная киста - причины, симптомы, диагностика и лечение

Бронхогенная киста – порок развития мелких бронхов, представляющий собой тонкостенное полостное образование, заполненное слизистым секретом бронхиальных желез. Бронхогенная киста может быть бессимптомной или проявляться признаками компрессии трахеи, бронхов, пищевода (кашлем, одышкой, цианозом, болями в груди, дисфагией и др.). В диагностическом отношении наиболее информативны полипозиционная рентгенография, линейная и компьютерная томография, бронхография, бронхоскопия, УЗИ средостения. Лечение бронхогенных кист оперативное – цистэктомия, сегментарная резекция легкого, лобэктомия.

Общие сведения

Бронхогенная киста - врожденное кистозное образование, имеющее генетическую связь с бронхиальным деревом и повторяющее его морфологическую структуру. Среди всех опухолей легких и средостения удельный вес бронхогенных кист составляет 2-13%. Статистически чаще они выявляются у мужчин молодого и среднего возраста, однако могут клинически обнаруживать себя даже у детей (в т. ч. новорожденных) и подростков. В одних случаях бронхогенные кисты развиваются совершенно бессимптомно, в других – приобретают быстро прогрессирующее и осложненное течение, требующее экстренного хирургического реагирования. Потенциальный риск возникновения осложнений обусловливает необходимость ранней диагностики бронхогенных кист и их своевременного планового лечения.

Бронхогенная киста

Причины

Как и другие пороки развития легких, бронхогенная киста формируется в связи с нарушением эмбриогенеза. Считается, что в основе данной патологии лежит дефект разделения первичной кишки на пищеварительную и дыхательную трубки. Какие именно факторы способствуют возникновению данного нарушения доподлинно не известно. Клетки первичной кишки имплантационным путем могут попадать в зачатки любых органов, что обусловливает локализацию бронхогенных кист не только в области трахеи и бронхов, но и сердца, пищевода, поджелудочной железы, диафрагмы и др.

Патанатомия

В большинстве своем бронхогенные кисты имеют округлую или овоидную форму, однокамерную структуру; средний размер образований составляет 6-10 см. Стенка кисты тонкая (3-5 мм), ее внутренняя поверхность представлена мерцательным цилиндрическим эпителием бронхов (реже плоским или кубическим эпителием). Нередко стенка кисты полностью повторяет строение трахеальной или бронхиальной стенки и содержит рыхлую соединительную ткань, слизистые железы, гладкие мышцы, гиалиновый хрящ, сосуды, нервные волокна и жировую ткань. В неосложненных случаях бронхогенные кисты заполнены слизисто-желатинозной, прозрачной или слегка мутноватой жидкостью. При инфицировании содержимое кисты приобретает гнойный характер.

Классификация

В пульмонологии бронхогенные кисты принято классифицировать в зависимости от размера, локализации, связи с трахеобронхиальным деревом и характера течения. Размеры кист варьируют от небольших (менее 5 см в диаметре) до гигантских (до 20 и более см), сдавливающих легочную паренхиму и вызывающих ателектаз доли или целого легкого. В соответствии с местоположением бронхогенные кисты делятся на:

  • трахеобронхиальные (паратрахеальные, бифуркационные и прикорневые)
  • пищеводные (параэзофагеальные и интрамуральные)
  • перикардиальные
  • внутрилегочные
  • отшнуровавшиеся бронхогенные кисты, имеющие нетипичную локализацию (околодиафрагмальную, внутриплевральную, парапанкреатическую и др.)

Медиастинальные кисты чаще выявляются в задневерхнем и передневерхнем средостении, реже в других его отделах. В зависимости от наличия сообщения с трахеей и бронхами выделяют закрытые (недренирующиеся) и открытые (дренирующиеся) бронхогенные кисты. Последние их них, кроме слизистого содержимого, также содержат воздух. Течение кист может быть гладким, неосложненным либо осложненным (компрессионным синдромом, инфицированием, прорывом в плевральную полость или бронх).

Симптомы бронхогенных кист

Примерно 30% образований развиваются бессимптомно и обнаруживаются при прохождении профилактической флюорографии. У остальных пациентов имеют место различные клинические проявления, обусловленные локализацией, размером кисты и наличием осложнений.

Так, закрытые трахеобронхиальные кисты могут вызывать сухой навязчивый кашель, а сообщающиеся с бронхом - кашель со слизистой мокротой. Наиболее яркую клиническую картину дают бронхогенные кисты, расположенные в области бифуркации трахеи. В этом случае, кроме явлений трахеобронхита, рано развиваются признаки сдавления трахеобронхиального дерева: инспираторная одышка, цианоз, боли в грудной клетке. Бронхогенные кисты пищеводной локализации при достижении определенных размеров вызывают дисфагию. Перикардиальные кисты нередко провоцируют стойкую синусовую тахикардию и экстрасистолию, изменения на ЭКГ в виде очаговой блокады ножек пучка Гиса.

Осложнения

При инфицировании кисты появляется высокая лихорадка, выраженные признаки гнойной интоксикации. При прорыве гнойного содержимого в бронхи возникает кашель с гнойной мокротой, возможно развитие аспирационной пневмонии, а у детей - угроза асфиксии. Среди осложнений бронхогенных кист наиболее часто встречается нагноение, легочное кровотечение, пневмоторакс и гидропневмоторакс, сдавление органов средостения (в т. ч. синдром верхней полой вены), ателектаз легких. Редким, но вполне вероятным осложнением может явиться малигнизация бронхогенной кисты.

Диагностика

В связи с тем, что клиническая симптоматика может отсутствовать, а физикальные данные неспецифичны, решающее значение в диагностике бронхогенных кист принадлежит инструментальным исследованиям. С помощью УЗИ средостения выясняется локализация, форма, контуры, размеры, топографо-анатомические взаимоотношения объемного образования и предполагается его происхождение.

При полипозиционной рентгенографии грудной клетки в типичных случаях определяется шаровидная или овальная гомогенная тень средней интенсивности, с четкими контурами. При наложении тени средостения на тень кисты дополнительно требуется проведение пневмомедиастинографии или рентгенографии пищевода с бариевой взвесью. Установить анатомические взаимоотношения бронхогенной кисты с трахеобронхиальным деревом позволяет бронхоскопия и бронхография. При наличии признаков сдавления верхней полой вены или грудного лимфатического протока целесообразно выполнение флебографии и лимфографии.

Отличительным признаком тонкостенных бронхогенных кист служит изменение их конфигурации и положения при введении газа в средостение или плевральную полость (в отличие от дермоидных кист с толстой стенкой или плотных опухолей средостения). МСКТ грудной клетки в ряде случаев позволяет отказаться от проведения инвазивной диагностики бронхогенных кист и заранее спланировать объем вмешательства, поскольку дает исчерпывающую информацию о локализации и размерах образования.

Полный комплекс диагностических мероприятий обеспечивает точную дифференциальную диагностику еще на дооперационном этапе, позволяя отвергнуть терато-дермоидные образования, тимомы, невриномы, целомические кисты перикарда и др. опухоли средостения.

Лечение бронхогенных кист

Тактика наблюдения и консервативного лечения бронхогенных кист неэффективна и рискованна. Учитывая большую вероятность возникновения серьезных осложнений (перфорации, кровотечения, нагноения, сдавления органов средостения и др.), оптимальным методом является плановое хирургическое вмешательство.

Условно консервативная тактика может применяться на этапе подготовки больных к хирургическому лечению. Она может включать в себя дезинтоксикационную и антибактериальную терапию, бронхоскопическую катетеризацию или чрескожную пункцию кисты с аспирацией гноя и санацией полости при нагноении, дренирование плевральной полости (при прорыве кисты) и т. д.

Объем оперативного пособия варьируется от цистэктомии до сегментарной резекции легкого или лобэктомии. При дренирующейся бронхогенной кисте дефект в стенке бронха ушивается. Наиболее часто торакальными хирургами проводится торакотомия из переднебокового или бокового доступа. В последние годы все чаще удаление бронхогенных кист производится с помощью торакоскопической операции.

Прогноз и профилактика

Исходы операций в большинстве случаев благоприятны. В числе послеоперационных осложнений встречаются бронхиальные свищи, внутриплевральные кровотечения, пневмония, эмпиема плевры. Как правило, они возникают у больных, оперированных по поводу нагноения бронхогенной кисты. Среди детей летальность составляет около 5%.В связи с малоизученностью этиологии врожденных образований рекомендуется избегать тератогенных воздействий в период вынашивания плода.

www.krasotaimedicina.ru

Киста шеи | Компетентно о здоровье на iLive

Дермоидная киста на шее

Дермоидная киста, где бы она ни локализовалась, долгое время развивается бессимптомно. Исключением может стать дермоидная киста на шее, поскольку ее увеличение сразу замечается самим человеком, кроме того, большие кисты мешают процессу проглатывания пищи. Дермоид – это органоидное врожденное образование, которое так же, как и срединная, и боковая киста, формируется из остатков эмбриональных тканей – частей эктодермы, смещенных в ту или иную зону. Капсула кисты формируется из соединительных тканей, внутри находятся клетки потовых, сальных желез, волос и волосяных фолликулов. Чаще всего дермоиды локализуются в подъязычной или щитовидно-язычной зоне, а также в тканях ротовой полости, на дне, между подъязычной костью и внутренней костью подбородка. Когда киста увеличивается, ее рост происходит, как правило, во внутреннем направлении, в подъязычную область. Реже кисту можно увидеть как нетипичное выпуклое образование шеи, таким образом, дермоид на шее считается довольно редкой патологией. Дермоид растет очень медленно, может проявиться симптоматикой в период гормональных изменений – в пубертате, при климаксе. Болевых ощущений киста, как правило, не вызывает, нагноение для нее нехарактерно. В клиническом смысле дермоидная киста шеи очень похожа на другие кисты этой области, она не спаяна с кожей, имеет типичную округлую форму, кожные покровы над кистой не меняются. Единственным специфическим признаком дермоида может стать его более плотна консистенция, которая определяется при первичном осмотре с помощью пальпации. Дермоидные кисты дифференцируются в процессе диагностики с атеромами, гемангиомами, травматической эпидермальной кистой и лимфаденитом.

Дермоидная киста лечится только хирургическим методом, чем раньше новообразование будет удалено, тем меньше риск малигнизации дермоида. Нагноившуюся дермоидную кисту удаляют в стадии ремиссии, когда воспалительный процесс стихает: полость вскрывается, содержимое капсулы эвакуируется. Киста вылущивается в границах здоровых кожных покровов, после процедуры рана быстро затягивается, практически без рубца. У взрослых оперативное лечение дермоидной кисты на шее проводится под местной анестезией, детям операции проводят после 5 лет под общим наркозом. Лечение дермоида, как правило, не вызывает осложнений, но область шеи является исключением. Хирургическое вмешательство в этой зоне часто сопряжено с трудностями, так как киста имеет тесную анатомическую связь с мышцами и функционально важными артериями. Случается, что вместе с новообразованием удаляют и свищевой проход, подъязычную кость для исключения риска рецидива. Прогноз лечения дермоида на шее благоприятен в 85-90% случаев, постоперационные осложнения бывают крайне редко, чаще диагностируются рецидивы при неполном удалении капсулы кисты. Отсутствие лечения или отказ от операции со стороны пациента может привести к воспалению, нагноению новообразования, которое к тому же в 5-6% склонно к перерастанию в злокачественную опухоль.

[20], [21], [22], [23], [24]

Бранхиогенная киста шеи

Боковая жаберная киста или бранхиогенная киста шеи – это врожденная патология, которая формируется из эпителиальных клеток жаберных карманов. Этиология боковых кист изучена мало - есть версия о происхождении бранхиогенных образований из зобно-глоточного протока, однако она до сих пор вызывает споры. Некоторые врачи убеждены в том, что на формирование жаберных опухолей влияет эмбриональный рост лимфатических узлов, когда в их структуру включаются клетки слюнных желез, эта гипотеза подтверждается гистологическими результатами исследования кист и наличием в их капсуле лимфоидного эпителия.

Наиболее распространен такой вариант трактовки патогенеза боковых кист: 

  1. Бранхиогенные новообразования, локализованные выше подъязычной кости развиваются из рудиментарных остатков жаберного аппарата.
  2. Кисты, расположенные ниже зоны подъязычной кости, формируются из ductus thymopharyngeus – зобно-глоточного протока.

Бранхиогенная киста шеи очень редко диагностируется на раннем этапе развития, сформировавшись внутриутробно, даже после рождения ребенка она не проявляется клинически и долгое время развивается скрыто. Первые симптомы и визуальные проявления могут дебютировать под воздействием провоцирующих факторов – воспалительного процесса, травмы. Нередко боковую кисту диагностируют как простой абсцесс, что приводит к терапевтическим ошибкам, когда после вскрытия кисты начинается нагноение и формируется устойчивая фистула с незакрывающимся ходом.

Признаками роста кисты могут быть трудности с проглатыванием пищи, периодические боли в области шеи из-за давления опухоли на сосудисто-нервный узел. Невыявленная киста может вырасти до размеров большого грецкого ореха, когда она становится визуально видимой, образуя характерную выпуклость сбоку.

Основные симптомы сформировавшейся бранхиогенной кисты: 

  • Увеличение в размерах.
  • Давление на сосудисто-нервный пучок шеи.
  • Боль в области опухоли.
  • Нагноение кисты усиливает болевые ощущения.
  • Если киста вскрывается самостоятельно с полость рта, симптоматика временно стихает, но остается свищ.
  • При кисте больших размеров (более 5 см) у больного может измениться тембр голоса, развиться хрипота.
  • Вскрывшаяся самостоятельно киста склонна к рецидивированию и сопровождается осложнениями в виде флегмоны.

Боковая киста нуждается в тщательной дифференциальной диагностике, ее необходимо отделить от таких патологий ЧЛО и шеи: 

  • Дермоид шеи.
  • Лимфангиома.
  • Гемангиома.
  • Лимфаденит.
  • Абсцесс.
  • Кистозная гигрома.
  • Липома.
  • Добавочная зобная железа.
  • Туберкулез лимфоузлов шеи.
  • Аневризма.
  • Нейрофиброма.
  • Лимфосаркома.

Бранхиогенная опухоль шеи лечится только радикальными оперативными методами, любые консервативные способы не могут быть результативными и часто заканчиваются рецидивами.

[25], [26], [27], [28], [29], [30], [31], [32], [33], [34], [35]

Врожденная киста шеи

Врожденные кисты и фистулы в области шеи условно делятся на два вида – срединные и боковые, хотя существует и более детальная классификация, как правило, используемая в отоларингологии и стоматологии. Врожденная киста шеи может располагаться в различных зонах, иметь специфическое гистологическое строение, обусловленное эмбриональным источником развития.

В 60-е годы прошлого века по итогам изучения нескольких сотен больных с патологическими новообразованиями шеи была составлена такая схема:

Вид кисты

Источник

Поверхностная зона шеи

Расположение на шее (половина)

Глубина расположения

Срединная киста

ductus thyroglossus - щитоязычный проток

Посредине, передняя зона

Верх шеи

Глубокое

Бранхиогенная киста

arcus branchialis – жаберные дуги (зачатки)

Сбоку, ближе к передней зоне

Верху или ближе к середине сбоку

Глубокое

Тимофарингеальная киста

Рудименты ductus thymo-pharyngeus - тимофарингеального протока

Сбоку

Между 2 и 3 фасцией шеи

Глубоко на сосудисто-нервном пучке

Дермоидная киста

Зачатки эмбриональных тканей

В любой зоне

Нижняя половина

Поверхностное

Врожденная киста шеи диагностируется относительно редко и составляет не более 5% всех опухолевых новообразований ЧЛО (челюстно-лицевой области). Считается, что боковые, бранхиогенные кисты формируются реже, чем срединные, хотя достоверных статистических данных на сегодняшний день не существует. Это связано с небольшим количеством клинически проявленных кист в раннем возрасте, с достаточно большим процентом погрешностей в точной диагностике этих патологий и в большей степени с тем, что киста шеи в принципе малоизученна как специфическое заболевание.

[36], [37], [38], [39], [40], [41], [42]

Врожденные кисты и свищи шеи

Врожденные кисты и свищи в области шеи считаются пороками эмбрионального развития, которые формируются в период от 3-й до 5-й недели беременности.

Боковые, жаберные кисты и фистулы развиваются из частей жаберных дуг, реже из третьей глоточной пазухи. Бранхиогенные опухоли чаще всего бывают односторонними то есть, формируются с одной стороны шеи. Локализация боковых новообразований типична – в зоне поверхности кивательной мышцы, по структуре они эластичны, достаточно плотные, при пальпации не вызывают болевых ощущений. Боковая киста может быть диагностирована в раннем возрасте, но нередки случаи ее выявления в более поздний период, в 3-5 % киста определяется у пациентов старше 20 лет. Диагностика боковой опухоли отличается сложностью в силу неспецифичности, а порой и отсутствия симптоматики. Единственными четкими критериями могут служить локализация кисты и, разумеется, данные диагностических мероприятий. Определяют бранхиогенную кисту с помощью УЗИ, фистулограммы, зондирования, контрастной, окрашивающей пункции. Лечится боковая киста только хирургическим путем, удаляется вся капсула и ее содержимое, вплоть до окончания отверстия свища в зоне миндалин.

Срединные врожденные кисты и свищи также имеют эмбриональное происхождение, чаще всего они обусловлены дисплазией глоточного кармана, незаращением щитовидно-язычного протока. Локализация срединной кисты определена в самом их названии – посредине шеи, реже они располагаются в подчелюстном треугольнике. Киста может длительный период сохраняться в латентном состоянии, не проявляясь клинически. Если срединная киста нагнаивается или увеличивается, особенно при начальной стадии воспаления, пациент может ощущать дискомфорт при приеме пищи, переходящий терпимую боль.

Срединные новообразования на шее лечатся также оперативным путем. Радикальное иссечение кисты вместе с капсулой и частью подъязычной кости гарантирует отсутствие рецидивов и благоприятный исход операции.

[43], [44], [45], [46], [47], [48]

Киста лимфоузла на шее

Киста лимфатического шейного узла не всегда относится к категории врожденных новообразований, хотя ее часто выявляют сразу после рождения ребенка или в возрасте до 1,5 лет. Этиология кисты лимфоузла неуточнена и до сих пор является предметом изучения со стороны ЛОР-врачей. В период эмбриогенеза лимфатическая система претерпевает неоднократные изменения, врожденный этиологический фактор, очевидно, обусловлен трансформацией лимфоузлов в овальные многокамерные образования из-за дисплазии эмбриональных клеток. Лимфангиома – киста лимфоузла на шее по структуре специфична, обладает очень тонкими стенками капсулы, которая выстлана изнутри клетками эндотелия. Типичная локализация лимфангиомы – низ шеи сбоку, при увеличении киста может распространиться на ткани лица, до дня полости рта, в переднее средостение (у взрослых пациентов). По структуре киста лимфоузла может быть такой:

  • Кавернозная лимфангиома.
  • Капиллярно-кавернозная опухоль.
  • Кистозная лимфангиома.
  • Кистозно-кавернозная опухоль.

Киста формируется в глубоких слоях шеи, сдавливая трахею, у новорожденных малышей может спровоцировать асфиксию.

Диагностика кисты лимфоузлов на шее довольно простая, в отличие от определения других видов врожденных кист. Для уточнения диагноза проводится УЗИ, обязательной считается пункция.

Лечение такой патологии нуждается в оперативном вмешательстве. При угрожающей симптоматике операцию проводят независимо от возраста, чтобы избежать асфиксии. При несложненном развитии лимфангиомы хирургические манипуляции показаны с 2-3 лет.

У грудных детей лечение заключается в пунктировании и аспирации экссудата лимфангиомы, если киста лимфоузла диагностируется как многокамерная, пункция не даст результата, новообразование нужно иссекать. Удаление кисты предполагает иссечение небольшого количество близлежащих тканей для нейтрализации давления на дыхательные пути. В дальнейшем радикальная операция может быть произведена после улучшения состояния пациента в более старшем возрасте.

ilive.com.ua

26.3. БОКОВЫЕ КИСТЫ И СВИЩИ ШЕИ

26.3. БОКОВЫЕ КИСТЫ И СВИЩИ ШЕИ

Боковая киста шеи (синонимы: врожденная боковая киста шеи; жаберная киста; бранхиогенная киста; боковая бранхиогенная киста шеи; боковая лимфоэпителиальная киста), по нашим данным, встречаются в 25% всех кист мягких тканей челюстно-лицевой области и шеи. Боковые свищи шеи выявляются редко.

В отношении патогенеза боковых кист и свищей до настоящего времени имеются разно­гласия. Существуют две теории их происхождения. Согласно «тимусной» теории эти кисты и свищи образуются из остатков тимофарингиального (зобно-глоточного) протока. Бранхиогенная теория связывает происхождение этих образований с аномалией развития жаберных (глоточных) карманов. Аномалии развития 2-ой или 3-й пары глоточных (жаберных) карманов являются источником формирования боковых кист и свищей шеи. Из 4 и 5 глоточных карманов свищи обычно не образуются в связи с недоразвитием карманов и ранним замыканием их в шейном синусе. Внутренние бранхиогенные карманы образуются энтодермой, а наружные (или бороздки) — эктодермальным зародышевым листком. Боковые кисты шеи могут быть как энто-дермального, так и эктодермального происхождения (рис.26.3.1).

Рис. 26.3.1 Схема расположения бранхиоген-ных свищей шеи: 1 - I жаберный карман; 2 - II жаберный карман; 3 - III жаберный карман; 4 - слуховая труба; 5 - язык; 6 - щитовидно-языч-ный проток; 7 - подъязычная кость; 8 – щито-видно-подъязычная мембрана; 9 – щитовид-ный хрящ; 10 - общая сонная артерия; 11 - щитовидная железа; 12 – паращитовидные железы.

Кисты могут возникать в любом возрасте, но чаще встречаются у детей и юношей. Их по­явлению предшествуют инфекционные заболевания дыхательных путей (ангина, грипп и т.д.). В отличие от дермоидных (эпидермоидных) кист боковые кисты часто нагнаиваются.

Клиника. Боковые кисты — это округлой формы образования, расположенные в верхнем отделе шеи впереди грудино-ключично-сосцевидной мышцы (в области сонного треугольника). Хотя может находиться в среднем и даже нижнем отделе шеи. В типичных случаях боковая кис­та, локализуясь в верхней или средней трети шеи, прилегает к переднему краю грудино-ключично-сосцевидной мышцы или частично заходит под нее. Располагается она между 2-м и 3-м фасциальным листком шеи (между поверхностным и глубоким листком собственной фасции шеи) на сосудисто-нервном пучке. Верхний полюс кисты часто находится рядом или под задним краем двубрюшной мышцы или шилоподъязычной мышцы. Медиально кисты прилежат к внут­ренней яремной вене на уровне бифуркации общей сонной артерии. По длине киста может рас­пространяться вниз до ключицы или в верхней части шеи доходит до сосцевидного отростка.

Визуально боковая киста шеи проявляется в виде безболезненного ограниченного опухо­левидного образования округлой формы с гладкой поверхностью (рис. 26.3.2). Кожа над ней в цвете не изменена. Не спаяна с окружающими тканями. При глотательных движениях опухолеподобное образование не смещается (в отличие от срединных кист шеи). Консистенция кисты мягкоэластичная или эластично-напряженная (плотноэластичная). Может определяться флюк­туация. Нарушения дыхания и глотания киста не вызывает. Общих проявлений нет. При при­соединении вторичного воспаления киста становится плотной, малоподвижной, болезненной, может вызывать болезненность при глотании и даже разговоре. Появляется общая симптома­тика (недомогание, слабость, повышение температуры тела и др.). Пунктируя кисту можно по­лучить серозно-слизистую или слизисто-гнойную прозрачную жидкость светло-бурого или тем­но-бурого (редко) цвета. При нагноении кисты жидкость становится мутной, появляется гной. Микроскопически в пунктате можно обнаружить слущенные эпителиальные клетки, эритроциты, лимфоциты, кристаллы холестерина. При бактериологическом исследовании содержимого не-осложненной кисты микрофлоры обычно не обнаруживается. Лишь в единичных случаях выде­ляются маловирулентные стафилококки или стрептококки.

Рис. 26.3.2. Внешний вид больных с боковыми кистами шеи: а, б — в юношеском возрасте; в, г — в молодом возрасте; д — в пожилом возрасте.

Патоморфология. Микроскопически стенка боковой кисты состоит из плотной волокни­стой соединительной ткани, которая выстлана как многослойным плоским неороговевшим эпи­телием (эктодермальная киста), так и многорядным цилиндрическим эпителием (энтодермальная киста). В толще стенки (оболочки) располагается лимфоидная ткань, часто формирующая фолликулы. Значительное развитие лимфоидной ткани свидетельствует о том, что боковые кисты происходят из остатков жаберного аппарата. Внутренняя поверхность кисты может быть покрыта бородавчатыми разрастаниями из лимфоидной ткани. В ее стенке выявляются образо­вания типа телец вилочковой железы.

При нагноении боковых кист эпителий может частично погибнуть и заместиться соедини­тельной тканью, наблюдается утолщение эпителиальной выстилки и ее ороговение. У нижнего полюса боковой кисты очень часто морфологически обнаруживается лимфатический узел.

Диагностика боковых кист проводится с хроническими лимфаденитами (неспецифиче­скими и специфическими), дермоидными (эпидермоидными) кистами, опухолями и опухолеподобными образованиями мягких тканей шеи, сосудов, нервов и щитовидной железы, метаста­зами злокачественных опухолей и др. Для уточнения диагноза можно проводить цисто- или фистулографию с введением рентгеноконтрастных веществ {рис. 26.3.3).

Рис. 26.3.3. Цистография боковой кисты шеи.

Боковые кисты шеи следует дифференцировать с дивертикулами пищевода. Округлое образование расположено впереди грудинно-ключично-сосцевиднои мышцы. Мягкое или тесто­видное на ощупь, спадается при пальпации и передает перистальтическую волну при глотании. При еде оно наполняется и увеличивается в размерах. Боли усиливаются при наполнении ди­вертикула после еды. Глотание может быть болезненным, особенно при обострении воспали­тельного процесса.

Лечение боковых кист только хирургическое. Оперативное вмешательство представляет собой трудную задачу из-за сложных анатомо-топографических взаимоотношений кисты с со­судами и нервами шеи. Операция выполняется под эндотрахеальным наркозом. Разрез следу­ет делать по переднему краю грудинно-ключично-сосцевиднои мышцы. Нерадикальность опе­ративного вмешательства приводит к рецидиву.

Осложнениями боковых кист могут быть флегмона шеи и бранхиогенный рак. Флегмоны шеи протекают тяжело с выраженной интоксикацией организма больного. Гнойно-воспалительный процесс легко может распространяться по сосудисто-нервному пучку в перед­нее средостение. Развитие бранхиогенного рака, по данным нашей клиники, составляет около 4,5% больных с боковыми кистами шеи. Высокий процент развития бранхиогенного рака у этих больных ставит необходимость раннего удаления боковых кист шеи.

Боковые свищи шеи могут образоваться вследствие нагноения и вскрытия наружу боко­вой кисты, но часто имеют врожденный характер (формируется во внутриутробном периоде). Свищи из 1-го глоточного кармана открываются на коже в области мочки уха или в периаурикулярной области, могут сообщаться со средним ухом и слуховой (евстахиевой) трубой. Свищи, исходящие из 2-го жаберного кармана открываются в ямке над небной миндалиной, а на коже — впереди грудинно-ключично-сосцевиднои мышцы в среднем или нижнем отделе шеи (прохо­дит свищ между ветвями общей сонной артерии направляясь вниз, следуя впереди и кнаружи от нее). При развитии свищей из 3-го жаберного кармана они открываются в нижнем отделе бо­ковой поверхности глотки (ниже небной миндалины), опускаются вниз, огибая общую сонную артерию сзади и сбоку, выходят впереди грудинно-ключично-сосцевидной мышцы ниже линии шеи.

Боковые свищи шеи бывают полными и неполными (наружными и внутренними). Внут­реннее отверстие полного бокового и неполного внутреннего свища открывается в области небной миндалины. Неполный внутренний свищ шеи начинается в мягких тканях на уровне щи­товидного хряща. Ход свища сложен и проходит в непосредственной близости от крупных сосу­дов шеи. Наружное отверстие полного и наружного неполного бокового свища расположено на коже у внутреннего края грудинно-ключично-сосцевидной мышцы в области средней (чаще) или нижней трети шеи. Наружный неполный свищ шеи заканчивается в мягких тканях на уровне щитовидного хряща.

Клинически кожное (наружное) отверстие (устье) бокового свища чаще точечное, реже — широкое с пышными грануляциями. Вокруг устья свища, из-за частых выделений, кожа мок­нет и мацерируется. При надавливании из устья свища выделяется капля прозрачного слизи­стого содержимого, а иногда и гной. Зондируя такой свищ глазным зондом или тонким полиэти­леновым катетером можно проникнуть на глубину от 1-2 см до 8-15 см. Для уточнения хода свища делается фистулография с введением масляных рентгеноконтрастных веществ. Чтобы выявить локализацию внутреннего отверстия бокового свища шеи в наружное его устье вводят раствор бриллиантового зеленого или метиленового синего. По окрашиванию тканей в месте выхода красителя можно судить о местонахождении внутреннего отверстия.

Бранхиогенный (боковой) свищ шеи следует дифференцировать от тиреоглоссального (срединного) свища, наружное отверстие которого также может быть смещено в сторону от средней линии. Диагностику необходимо проводить со специфическими воспалительными про­цессами мягких тканей, бранхиогенным раком, метастазами злокачественных опухолей и др.

Патоморфология. Микроскопически стенка свища соответствует строению стенки боко­вой кисты шеи.

Лечение боковых (бранхиогенных) свищей шеи хирургическое. Для уточнения хода сви­ща, во время проведения операции, его следует заполнить красителями (растворами брилли­антового зеленого или метиленового синего). Неполное иссечение свища или его ответвлений ведет к рецидиву заболевания.

studfile.net

Киста на шее сбоку у взрослого причины. Боковая киста шеи – бранхиогенная опухоль, причины, диагностика и лечение

Назвать новообразованием появление кисты на поверхности шеи достаточно трудно. Полости кисты формируются на стадии эмбрионального развития, но не всегда сразу же обнаруживаются после рождения младенца. Почему возникает подобная аномалия развития, пока не установлено – это достаточно редкая патология.

Следует учитывать, что выявление опухоли проводится во время воспалительного процесса – на стадии нагноения. Именно тогда она становится заметна.

Операция достаточно тяжелая по технике проведения – в области шеи расположены крупные кровеносные сосуды и нервные окончания, кроме того состояние осложнено уже сформированным свищом шеи – направление этого протока тоже закладывается на эмбриональном уровне.

Виды образований у взрослых

Кистой называется доброкачественное образование, полость, наполненная содержимым жидкой консистенции. По месту нахождения опухоли делятся на срединную и боковую.

Боковую кисту также называют бронхогенной, так как она формируется среди жаберных борозд в самом начале беременности – до 6 недель. Если плод развивается без патологии, то жаберная щель закрывается при переходе эмбриона к состоянию плода. В большинстве случаев заболевание обнаруживают сразу же после рождения младенца.

Срединная киста появляется, когда зачаток щитовидной железы располагается очень близко к передней поверхности шеи. Патологию можно выявить при УЗИ-осмотре уже на 7 неделе беременности. Однако после рождения ребенка аномалию можно не заметить, и обнаружить ближе к 14-15 летнему возрасту, или уже у взрослых, при появлении гнойно-воспалительного процесса.

Выделяются следующие типы кист:

  1. Дермоидная – состоит из остатков эмбриональной ткани, в которой имеются сальные и потовые железы и зачатки волосяных фолликул. К стенке глотки не прикрепляется, при глотании передвигается вверх и вниз под кожей. По локализации бывает срединной и боковой.
  2. Жаберная или бранхиогенная – состоит из эпителиальной ткани, которая формируется в зобно-глоточном протоке из эпителия жаберных карманов. Локализуется в области подъязычной кости.
  3. Киста протока лимфы. Она может состоять из ткани различных видов: кавернозной, кистозной, капиллярной, смешанной. Находится в нижней части шеи.

Выделяют следующие разновидности опухолей шеи:

  • нейрофибромы – неподвижные уплотнения диаметром до 4 см;
  • гигромы – прозрачные мягкие образования нижнего шейного отдела;
  • венозная гемангиомы – образуются при аномальном строении сосудов;
  • первичная лимфома – плотное образование дольчатого строения;
  • щитовидно-язычковая опухоль – локализуется во рту в районе гортани, прикрепляется к кости под языком и двигается в процессе глотания.

На шее могут возникать и иные новообразования: жировики – липомы, гемангиомы разных видов.

Свищевые образования, которые в большинстве случаев сопровождают формирования полостных аномалий, делятся на 2 типа – полные и неполные. Неполный свищ имеет только одно отверстие в коже или во рту, в связи с чем воспалительный процесс усиливается – гнойное содержимое скапливается в капсуле опухоли.

Полные свищи имеют 2 отверстия – одно из них выходит из кисты, второе открывается в ротовую полость или на поверхность кожи.

При изливании гнойного содержимого в ротовую полость обнаружение кисты затягивается – наличие небольшого количества гнойного содержимого часто объясняют воспалительными заболеваниями миндалин.

Диагностика заболевания

Боковая киста шеи более опасна – она склонна к перерождению в злокачественную форму. В 60% случаев новообразования бывают многокамерными. Опухоль выделяется при повороте головы и легко пальпируется при осмотре.

Симптомы заболевания:

  • жалобы на болезненность в шее при прикосновении;
  • ощущение сдавленности;
  • затрудненность дыхания.

Под кожей перемещается, можно выявить флуктуацию, которая свидетельствует о наличии жидкости в капсуле. При выходе свища в кожу отверстие может обнаружиться в платизме – мышце, располагающейся спереди, или под языком.

Если киста нагнаивается, то на шее появляется свищ – кожные покровы краснеют, появляется значительная отечность, может подняться температура.

Когда боковая киста вскрывается через выходное отверстие в коже, устье свища обнаруживается на крае платизмы. Устье свища находится в ротовой полости в районе небной миндалины, что обнаруживается при иссечении.

Из-за гиперпигментации и острого воспалительного процесса можно спутать боковую кисту шеи с аденофлегмоной или лимфогрануломатозом. Точный диагноз устанавливается после пунктирования. Как дополнительное обследование проводятся: УЗИ, зондирование и рентгенограмма с контрастным веществом.

Срединная киста шеи п

evrodent15.ru

Врожденные кисты и свищи лица и шеи (бронхиальные, тиреоглоссальные, боковые кисты и свищи шеи) > Клинические протоколы МЗ РК


ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ПРОТОКОЛА:

Список разработчиков протокола:

1) Батыров Тулеубай Уралбаевич – главный внештатный челюстно-лицевой хирург МЗ РК, врач челюстно-лицевой хирург, высшей категории, профессор, кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой стоматологии и челюстно-лицевой хирургии АО «Медицинский Университет Астана».
2) Сагындык Хасан Люкотович – кандидат медицинских наук, врач челюстно-лицевой хирург, профессор кафедры стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, АО «Медицинский Университет Астана».
3) Утепов Дилшат Каримович – врач челюстно-лицевой хирург высшей категории УК «Аксай» КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова, ассистент кафедры стоматологии детского возраста КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова.
4) Садвакасова Ляззат Мендыбаевна – к.м.н., челюстно-лицевой хирург, доцент кафедры стоматологических дисциплин, РГП на ПХВ «Госуцдарственный медицинский университет, г. Семей» МЗСР РК.
5) Сугурбаев Адиль Асылханович         – врач челюстно-лицевой хирург, магистрант кафедры стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, АО «Медицинский Университет Астана».
6) Ихамбаева Айнур Ныгымановна – ассистент кафедры общей и клинической фармакологии, АО «Медицинский университет Астана, клинический фармаколог».
 
Указание на отсутствие конфликта интересов: нет.
 
Список рецензентов:
1)  Нурмаганов Серик Балташевич – доктор медицинских наук, врач челюстно-лицевой хирург высшей категории, профессор кафедры стоматологии детского возраста РГП на ПХВ  «Казахский национальный медицинский университет имени С. Д. Асфендиярова», заведующий отделением детской челюстно-лицевой хирургии ГКБ №5 г. Алматы.
 
Указание условий пересмотра протокола: Пересмотр протокола через 5 лет после его опубликования и с даты его вступления в действие или при наличии новых методов с уровнем доказательности.

diseases.medelement.com

Эндотрахеальный (ингаляционный) наркоз - «Удаление бранхиогенной опухоли шеи под эндотрахеальным обезболиванием. Моя первая в жизни операция, которую я ждала как праздник»

Отзыв начну издалека. Где-то с сентября 2017 года у меня начала ежедневно раскалываться голова - настолько сильно, что никакие анальгетики не помогали. Немного легче становилось после акупрессурного массажа. Тогда я всё списала на нервы на работе и в дальнейшем старалась переживать по-минимуму. (разве такое реально?)
Однажды я почувствовала, что под челюстью что-то неприятно тянет. Я внимательно себя прощупала - окружающие лимфоузлы были слегка увеличены в размерах, при этом ни температуры, ни кашля не было. На что могли они среагировать? Я подошла к зеркалу и слегка откинула голову назад. В месте, где наиболее всего ощущалась слабая тянущая боль - а это было слева под челюстью - я в ужасе обнаружила шишку размером с грецкий орех, мягкую на ощупь. Почему-то в тот момент я ошибочно приняла её за шейный лимфоузел.
Поставив всех на работе в известность, чтобы назавтра меня не ждали, на следующий день с утра пораньше я отправилась в поликлиннику.
Терапевт, осмотрев меня, тоже пришла к мысли, что это увеличенный в размерах лимфоузел; мне прописали целый курс антибиотиков и примочек (понятное дело), назначили кучу анализов, среди которых я с ужасом обнаружила направление на ВИЧ-исследование (тут терапевт поспешила меня успокоить и пояснила, что бояться не надо, это просто такой регламент - когда лицевые и шейные лимфоузлы увеличены, необходимо исключить ВИЧ-инфекцию), и направили на консультацию к хирургу.
Несмотря на то что у хирурга тоже сомнений не возникло, что это лимфоузел, его размеры и тот факт, что он безболезненный, её сильно насторожил. "Надо делать УЗИ", - заключила она.
В тот же день я отправилась на УЗИ в платную клинику. И вот новое потрясение: это даже близко не лимфоузел! Какое-то новообразование, которому тут не место. "Прекрасно", - подумала я, прокручивая в голове самые худшие сценарии. По совету врача УЗИ я отправилась - опять же за деньги - на пункционную биопсию, которую проводит врач-онколог. Своё эмоциональное состояние, когда я услышала слова "врач-онколог", описывать не буду
И вот я пришла на встречу с врачом-онкологом, отдала ему результаты УЗИ, послушно легла на кушетку, повернув голову на правый бок. Ему хватило одного взгляда, чтобы с ходу озвучить мой диагноз: "Боковая киста шеи". Когда брали пункцию, я боли почти не ощущала - только лёгкий укол в кожу. "Вот сейчас она как раз сдулась, шея стала ровная, - прокомментировал онколог, когда наполнил шприц содержимым, - но вы не обольщайтесь: она вырастет опять. Вам нужно ложиться на операцию, потому что у кисты есть оболочка, и она так и будет надуваться"
Результат пункции - боковая киста шеи с инфицированием без признаков атипии. Иначе говоря, опухоль доброкачественная, как таковая опасности не представляет - чисто теоретически она могла бы перерасти в злокачественную опухоль, но медицинская практика показывает, что такое случается крайне редко. Из информации, что я после почерпнула в интернете, шейные кисты бывают боковые и срединные, механизм их образования по сей день не до конца изучен. Считается, что это врождённая патология. Подобного рода образования удаляются под общей анестезией с применением аппарата ИВЛ: важно, чтобы все мышцы шеи были максимально обездвижены - кисты расположены рядом с артериями, нервными сплетениями и лимфоузлами, операция по удалению не то чтобы сложная, она ювелирная: важно ничего не повредить и не зацепить, при этом постараться не оставить от кисты и крошки, иначе она снова вырастет.
Тогда я решила для себя, что ни на какую операцию не пойду, моя шея ровная, меня ничего не беспокоит, можно жить дальше. Ох, какая я была наивная.
После Нового года, в морозном январе, когда попёрло самое простудное время, киста снова дала о себе знать. Началось всё с лёгкого покалывания под челюстью. Как и обещал онколог, она снова начала расти - её уже можно было увидеть в зеркале. С каждым днём мне становилось всё хуже - начались сильнейшие головные боли по вечерам, скакало давление. Обезболивающие не помогали.

Киста росла не по дням, а по часам. Со временем боли стали круглосуточные, повсеместные и от любого движения - начиная от ключицы и заканчивая макушкой головы, всё болело! Даже веки! Жевать, глотать, кашлять, чихать - такие, казалось бы, простые действия вызывали просто дичайшие боли.

Ночью я спала только на правом боку. Самостоятельно поднимать голову с подушки уже было невозможно - приходилось приподнимать её руками, придерживая под затылок. От болей я не то что плакала, я выла белугой. А на работу ходила в зомбосостоянии, потому что, со слов врачей, в таких случаях больничный лист не положен. Это было ужасно. И тогда я поняла то, что должна была понять раньше: мне срочно нужна операция. Иначе эти адские боли меня доконают.

Из, казалось бы, безобидного мягкого шарика киста стала твёрдой и крайне болезненной шишкой

Меня направили в город Владимир, в Областную Клиническую больницу. Операция проходила по полису ОМС, причём ждать мне её пришлось сравнительно быстро - я побывала на приёме у ЛОР-врача, приятная молоденькая девушка, которая, ужаснувшись моему состоянию, при мне стала по внутреннему телефону звонить анестезиологу и договариваться о дне операции. Мне предстояло ждать две недели, за которые необходимо было пройти медкомиссию.
За день до операции я приехала с вещами, вселилась в палату, предназначенную для двух человек, в ней имелся умывальник, телевизор, стол со стульями, а сами кровати были эдаким трансформером. Само ЛОР-отделение произвело на меня самое благоприятное впечатление: чистые душ и туалет, приятные постовые мед.сёстры, сытные завтраки, обеды и ужины (причём, работницы, раздающие еду, сами настаивали на добавках, иначе это всё добро пропадёт). Я пообщалась с анестезиологом, с лечащим меня врачом (зав.отделением, кстати) - что тот, что другой тоже ужаснулись тому, с чем им придётся работать, видимо, в данном отделении самая популярная операция - это операция по исправлению носовой перегородки. Лечащий врач ещё настоял на взятии пункции - не с целью изучить содержимое, а с целью немного "сдуть" шар, иначе была опасность, что во время операции киста лопнет.
Телефон мой разрывался от звонков родных и друзей - все мне сочувствовали и просили не плакать, и никак я им объяснить не смогла, что я наоборот рада! Наконец-то меня от этой гадости избавят!
Вечером никаких клизм и прочей мути меня не ждало (как, впрочем, и наутро), только голодовка и таблетка снотворного перед сном.

 

Наутро мне поставили капельницу и велели ждать, когда меня позовут в операционный зал.
Я, помню, тогда ещё уснула, замучившись ждать, а разбудили меня уже медсёстры. Пора отправляться. Никакой трясучки я не ощущала, отправлялась в зал абсолютно спокойно. В предбаннике разделась до трусов, надела на голову шапочку, на ноги - специальные тряпичные сапожки, в зале легла на стол. Меня тут же укрыли простынкой. Медсёстры здорово разбавили обстановку шутливым общением со мной. О каждом своём действии и о последствиях они предупреждали и говорили, что всё хорошо, всё нормально. Что-то ввели мне в сгиб левого локтя. Предупредили, что сейчас закружится голова. У меня сначала потемнело в глазах, а потом я закашляла. Когда кашель отпустил, наступила эйфория. Ну, как бывает, когда немного выпьешь
Подошёл анестезиолог, попросил раскрыть рот пошире. Кивнул, сказал, можно закрывать, приложил к моему лицу кислородную маску. Оттуда шёл морозный воздух. Это всё, что я помню. Дальше я походу вырубилась.
По ощущениям спала я от силы минут 5-10. Дальше помню, как врачебная команда начала меня тормошить: "Всё, Оля, просыпаемся!" Я ещё тогда хотела возмутиться: как так - просыпаемся? Я ведь только уснула! В общем, я упрямо продолжала делать вид, что сплю.
Во рту стояло противное ощущение пустыни. Я попыталась сглотнуть слюну... И вот тут поняла, что с моей глоткой что-то не так. Смутно помню команду врача сделать вдох. А не могу! У меня чуть паника не началась. Я судорожно пыталась вдохнуть, но у меня не получалось - вроде бы. Я руками на своей шее нащупала слои бинта и решила, что причина нехватки воздуха именно в них. Благо, врачи перехватили мои руки, когда я попыталась сорвать с себя повязки. Дальше опять пустота. Каким образом из меня вынимали трубку, я не помню. Наутро, правда, мою соседку по палате пришёл на обходе проведать её лечащий врач, взглянул на меня и давай посмеиваться: "Ну что, можешь дышать, да? Бедная, на всё отделение кричала "Я не могу дышать!" Видимо, так оно всё и было.
Следующее пробуждение было в моей палате. Мне предстояло переместиться с каталки на кровать, причём ещё медсёстры так забавно командовали мне двигать попой, что я бы, наверное, тогда засмеялась бы, будь я в трезвом уме. Каких-то вот жёстких отходняков я не припомню, были моменты, когда меня мутило - на этот случай рядом со мной предусмотрительно поставили какую-то тарелочку (тошнота меня отпустила быстро) и дали слюнявчик. Помню, что слюней из меня вытекло целое море - тут слюнявчик пригодился, а ещё - простите за подробности - очень много было отрыжки, словно в моём желудке воздушный шарик лопнул.

Спала провалами, просыпалась каждые час-полтора и всякий раз с повышенным чувством тревоги и странным ощущением, что спать мне нельзя. Причём я так и заявила молодому человеку, когда мне в голову зачем-то пришла идея прям так в полубессознательном состоянии позвонить ему. "Любимый, я прошла боевое крещение!" - пропела я в трубку, параллельно кашляя. Пожаловалась ему, что очень хочу спать, но спать мне нельзя. Помню приход моего оперировавшего врача, ему я пожаловалась на то же самое - спать хочу! Он удивился: так спи. И я засыпала. Точнее, отключалась. А потом просыпалась опять и опять чувствовала себя тревожно.

Пару раз был озноб и лихорадка. На ежевечернем измерении температуры - не помню, как я себе смогла градусник поставить - проснулась в момент, когда пришла медсестра и сообщила, что у меня температура 39.9. Я тогда в страхе распахнула глаза, но медсестра сказала, что это нормальная температура после операции.
Трубка в горле, видимо, поцарапала меня изнутри, дня четыре, наверное, у меня был севший голос и сильный кашель. Но это ничего.

Ближе к десяти часам вечера я наконец-то почувствовала себя намного бодрее. Встала и сделала то, чего очень хотела: смочила горло минеральной водой. Какое это было блаженство.

Кроме дискомфорта в горле, больше никаких болевых ощущений не было. Традиционный обезболивающий укол на ночь мне не понадобился.


Дня два сохранялась сонливость, отсутствие аппетита и сильная жажда.
Немного тоскливо было, что операцию мне провели почти перед самыми выходными по случаю 8 Марта. Там 4 или 5 дней отдыха было, почти всех пациентов разогнали отдыхать дома, а мне пришлось остаться из-за необходимости делать уколы и перевязки. Я все дни собирала паззлы, смотрела фильмы, в свободное время ходила гулять. Это прекрасное чувство, что всё позади и больше нет диких болей, меня сильно окрыляло.

После снятия швов

Швы сняли, кажется, на восьмой день. И тогда же я уехала домой. На больничном после операции пробыла ещё месяц.

Шрам заживал довольно быстро

Подводя итог, хочу сказать, что не стоит бояться операции: думайте лишь о том, что вам помогут, настраивайте себя на лучшее. Ну и, как говорит каждый анестезиолог, вы обязательно проснётесь.
Рекомендую ли я данный вид анестезии? Сложно сказать. Организм у каждого свой, да и, как я поняла, препараты, которые используют анестезиологи, самые разные. О том, какие именно вводились мне, у меня, увы, информации не имеется. Могу лишь посоветовать во время традиционного общения с анестезиологом не стесняться спрашивать его о том, что вам непонятно, рассказать о последствиях. Ничего страшного, если вопросы будут глупыми. Анестезиолог - это не только врач, который во время операции вводит вам дозу препарата, этот врач ещё и внимательно следит за состоянием вашего организма во время операции.
Желаю всем быть здоровыми и не болеть!

irecommend.ru


Смотрите также

Site Footer